14:54 

[Новелла No.6] Том 1, глава 3

schneetsurara
Так значит в этом Куросаки Куросаки больше нет? ©



ГЛАВА 3
Бегство ради жизни

Шион вставил свое удостоверение личности в устройство Административного Офиса Парка для считывания данных с карт. Дверь беззвучно открылась, и запустилась воздушная система фильтрации вместе с контролем температуры. В офисе было пусто. Странно, что Ямазе еще нет. Шион включил систему управления парком. Начался новый рабочий день.
– Доброе утро, – Наряду с приветствием на экране появилось изображение муниципалитета и Лунной Капли, – Поклянитесь в преданности городу...
Он поместил руку на изображение Лунной Капли и медленно сказал:
– Я клянусь в своей вечной преданности Шестой Зоне.
– Благодарим за вашу лояльность. Трудитесь с усердием и гордостью как добропорядочный гражданин Шестой Зоны.
Лунная капля исчезла, и вместо нее появилось сообщение об условиях жизни всех организмов в парке. Шион облегченно вздохнул. Ежедневные ритуалы преданности начинали надоедать. Хотя Административный Центр Парка находился довольно далеко от центра, он все еще был частью города. Все служащие были обязаны клясться в преданности городу каждое утро. Те, кто откажутся - потеряют работу.
"Всего ничего - просто прислонить руку к экрану и сказать слова клятвы" - думал Шион, попытавшись выкинуть это из головы. Но эти банальные слова и чистая нелепость ритуала всегда вызывала в нем отвращение. Ему приходилось жертвовать гордостью, чтобы раз аз разом повторять этот смешной ритуал. Он помнил, как Сафу тоже жаловалась на это, ведь лаборатория, где она работала, тоже была под контролем города, и такой ритуал и там был обязателен для исполнения.
Шион слегка подул на свои ладони. Жаловаться бесполезно. Пока он был гражданином Шестой Зоны, пока он жил здесь, было бесполезно говорить о гордости. Он продолжал жаловаться разве что про себя.
Офисная дверь открылась, и вошел Ямазе. Позади него стояла женщина. Ямазе что-то тихо сказал ей, но она покачала головой, поклонилась и второпях ушла. Это была невысокая женщина с длинными волосами.
– Надо же, – Шион убрал руки с панели управления и повернулся, чтобы посмотреть в лицо Ямазе.
– Это редкость - видеть вас с женщиной, Ямазе. Она наверно... Он хотел сказать "твоя девушка", но быстро закрыл рот. Ямазе сел за пульт управления, проговаривая торжественную клятву верности городу. Его лицо выглядело напряженным, и Шион понял, что сейчас не время дразнить его.
– Ямазе, вас что-то беспокоит?
– Шион, та девушка... – Ямазе сделал паузу и повернулся к Шиону, – Она - жена человека, которого мы вчера нашли мертвым.
– Что?
Между ними была огромная разница в возрасте. В Шестой Зоне не было никаких строгих правил относительно брака между зарегистрированными гражданами. Даже если пара не получила официальное свидетельство о браке, это не было проблемой. Проблемой было скорее то, смогут ли они подготовить соответствующие условия для детей, если они у них будут. Рождаемость была запрещена для людей, которые не соответствовали критериям городских стандартов. Шион не знал, каким именно, однако, люди могли свободно жениться, и пара или две с большой разницей в возрасте не была чем-то необычным.
– Она говорит, что у них разница в возрасте всего два года, – спокойно сказал Ямазе.
Шион не понимал.
– Он был всего на 3 года старше, чем она, – повторил Ямазе.
– Три года... но...
Ямазе кивнул.
– Тому человеку был только 31 год.
– Это невозможно! – недоверчиво воскликнул Шион, – Этого просто не может быть. С какой стороны не посмотри, тот человек был стариком.
– Да, я тоже удивился. Но тело той девушке так и не отдали. Они все еще держат его в Отделе.
– Все еще? То есть, ты хочешь сказать, что вскрытия трупа не было достаточно, чтобы узнать, как он умер?
– Должно быть да.
Они не смогли выявить причину смерти. Шион не мог себе вообразить такую причину смерти, которую не смогли бы расшифровать медицинские технологии Шестой Зоны. Она могли применять средства в нано метровых масштабах. Любую болезнь на клеточном уровне можно было легко выявить и проанализировать.
Шион почувствовал холод. Неправильное трупное окоченение, разложение, и тело, которое принадлежало явно пожилому человеку - что все это значит? Он не знал. Ямазе продолжил разговор:
– Той девушке сказали, что он умер от несчастного случая в парке, и попросили ждать дальнейшего уведомления, до тех пор, пока они не выяснят причину его смерти. Она приехала сюда сегодня попросить, чтобы ее хотя бы отвели к тому месту, где все случилось.
– Несчастный случай? Не говорите ерунды!
– Ты прав, это бред. Они солгали ей, – ответил Ямазе и раздраженно поцарапал шею.
– Но почему Отдел солгал? И разве не странно, что они не нашли причину смерти?
– Странно... этот инцидент вообще полон оставшихся без ответа вопросов.
– Если Отдел не может объяснить этого, возможно здесь такая причина смерти, которая никогда раньше не фиксировалась?
– Никогда раньше?
– Тот человек умер от чего-то абсолютно неизвестного до сих пор... может быть.
– Шион! О чем ты...
Ямазе затих. Его лицо побледнело. Шион полагал, что выглядит точно также.
– Давай сделаем кофе, – Ямазе внезапно встал, не выдержав напряженной атмосферы. Шион сделал то же самое.
– О, давайте я...
– Не нужно, я сам. Ты любишь с большим количеством молока, да, Шион?
– Спасибо, – Шион сделал паузу, – Так все же, кто-нибудь мог бы определить, что это не несчастный случай?
Ямазе повернулся к нему. Его обычно спокойное лицо странно исказилось.
– Ямазе?
– Шион, тела можно модифицировать.
– Что?
– Я... – Ямазе запнулся, – До того, как я начал работать здесь, я работал в Центральной Муниципальной Больнице. Моя работа состояла в модифицировании трупов.
– Модифи... что вы имеете в виду?
– Я не хотел говорить, но... – Ямазе колебался, – Шион, ты когда-либо видел труп прежде?
– Однажды, на похоронах моего дедушки со стороны матери. Я видел его тело в гробу.
– И как он выглядел?
– Как?.. Он выглядел спокойно. Разве не со всеми так?
– Ты так думаешь?
– На что вы намекаете?
Медицинская технология преуспевала не только в областях лечения болезней и их предотвращения, но также и в устранении боли. Теперешняя технология могла устранить серьезную боль перед смертью, неважно, после последствий несчастного случая или болезни. Люди доживали остаток жизни свободными от страданий, и умирали со спокойными выражениями на лицах. Именно это имел в виду Шион.
Ямазе вручил ему чашку кофе. Он посмотрел вниз и согнул шею так, чтобы поцарапать место на шее, и избежать пристального взгляда Шиона.
– Все эти технологии не выходят у меня из головы, – медленно проговорил Ямазе, – Но все, что я знаю – это то, что... неважно, насколько технологии продвинутся вперед, умереть мирной смертью невозможно. В этом я полностью уверен.
Лицо Ямазе исказилось еще больше. Рука, держащая чашку, немного дрожала.
– Я долгое время работал в подвале Центральной Больницы. Моя работа состояла в том, чтобы модифицировать привезенные туда тела.
– Ямазе, так что значит "модифицировать тела"?
– Это легко. Когда тело умирало, я покрывал его лицо специальным химикатом. И тогда...
– Тогда?..
– И на лицах умерших появлялась улыбка. На всех. Они выглядели так, будто у них была прекрасная мечта.
Шион еле смог сдержать крик. Все так, как и сказал Ямазе. Ему было девять лет, когда он видел улыбающееся лицо умершего дедушки.
"Словно у него была прекрасная мечта..." – он помнил свою мать, через слезы прошептавшую эти слова.
– Конечно же, – продолжил Ямазе, – большинство умерших людей не модифицируют. То большинство, которое получило надлежащее лечение, и действительно умерло в покое. Но большинство ― это не все население. Лица некоторых, что умирали трагически, искажала гримаса боли.
– Например?..
– А?
– Кто, например, так умер?
Ямазе коротко выдохнул, и допил оставшееся кофе.
– Я не знаю. Моя работа была только покрывать их лица химикатом и затем специальным аппаратом. Я не знал, почему эти люди умирали с таким страданием и печалью на лицах, и никто не говорил мне, – он сделал паузу, – Но... однажды туда привезли одного человека средних лет... Обычно я вытирал лицо прежде, чем применить химикат, и тогда заметил, что у человека были слезы на его лице, и... и я подумал что, возможно, он плакал вплоть до смерти. У меня была только одна мысль насчет этого - возможно этот человек совершил самоубийство.
– Самоубийство? Гражданин этого города совершил самоубийство?
– Ты думаешь, что это невозможно? – категорически спросил Ямазе.
– Из всех причин смерти, доля самоубийств - 0.05 %. И большинство из них - случаи временного помешательства, так что они тоже не попадают в критерии, так или иначе, согласно статистике города.
– Согласно тому, что город принял как статистику, да, – перефразировал Ямазе.
В Шестой Зоне не существовало отчаяния. Все граждане вели безопасную и гостеприимную жизнь. Не было ни голода, ни войн, не было страданий. Не было даже боли перед смертью.
Вас просто запрограммировали на то, что эта дырявая фальшивка – прекрасная утопия. Незуми плюнул ему в лицо этими словами четырьмя годами ранее. Теперь, Шион понимал, что это значит. Потерянный Город был наполнен людьми, которые оставили надежду. У них было достаточно средств, чтобы продолжать жить, но не было никаких надежд на будущее. Потерянный Город не был единственным таким местом, ― возможно, то же самое можно было сказать и про Хронос. Сколько людей умирало не с фальшивой улыбкой на лицах, и говорило, что прожило счастливую жизнь?
– Ямазе, вы говорите, что Отдел манипулирует информацией?
– Шион! – предупредил Ямазе, яростно покачав головой, – Не говори об этом вслух. Нас нанял на работу этот город. Мы поклялись ему в преданности и не должны говорить о своих подозрениях. Я не знаю, что на меня нашло. Забудь все, что я сказал. Просто забудь.
– Хорошо, – неуверенно ответил Шион.
– Давай тогда посмотрим, чем сегодня занимается Сампо. Где сегодняшние главные области?
– Это от района JK02 к ER005. Там проводится чистка листвы.
– Хорошо, давай, запрограммируй Сампо на это.
– Верно, – Они начали выставлять параметры кнопками управления. Ямазе коротко взвизгнул от боли.
– Ямазе?
– Нет, все в порядке. У меня сегодня с пальцами что-то не так.
– Болят?
– Нет-нет... кажется, будто они онемели... Покачнувшись, он встал, и затем внезапно рухнул на пол, обхватив лицо руками.
– Что с вами?
– Мои глаза... я не вижу... все расплывается...
Вместо того чтобы протянуть руку и помочь встать, Шион замер. Он не мог сдвинуться с места. Волосы Ямазе бледнели. Пятна начали распространяться по рукам, закрывающим его лицо.
– Шион, что... что со мной происходит?..
Онемев от ужаса, Шион смотрел, как Ямазе прямо на его глазах стареет с поразительной скоростью. Он свернулся, лежа на земле, и бился в сильных судорогах, тяжело дыша. Шион быстро подскочил к интеркому:
– У нас чрезвычайная ситуация. Машину скорой помощи, пожалуйста, быстро!
Ямазе слабо кашлянул. Что случилось? Что происходит? Шион не мог поверить тому, что разворачивалось перед ним. Все казалось невозможным. Его мысли были в панике, он не знал, что делать, как помочь. Но другая часть его все еще оставалась тревожно спокойной. Наблюдать. Проанализировать. Изучить. Не отводить взгляд. Выжить из этого все, что можно, и использовать.
Шион сглотнул и подошел ближе. После нескольких слабых судорог тело Ямазе замерло.
– Ямазе?..
Его лицо явно было лицом старика. Он больше не был похож на прежнего себя. Шион проверил пульс. За минуту тело Ямазе похолодело. Его рот был раскрыт в удивлении, как у вчерашнего человека.
Шион, как это могло произойти? Я не могу поверить в это. Шион все еще представлял в памяти кадр, где Ямазе сказал ему это.
Я хотя бы должен закрыть ему глаза. Шион нажал пальцами на веки Ямазе, но они не закрывались. Началось трупное окоченение.
Шион присел около Ямазе, сжав кулаки, и продолжил смотреть на своего коллегу, с которым разговаривал еще несколько минут назад. Как ни странно, он не чувствовал страх, горе, или боль. Словно все его чувства оцепенели.
Наблюдать. Проанализировать. Изучить. Не отводить взгляд. Выжить из этого все, что можно, и использовать. Запомните все. Запомнить. Запомнить...
Прекращение дыхательной и сердечнососудистой деятельности. Понижение температуры тела. Трупное окоченение. Трупные пятна. Разложение. Последствия смерти, появление которых обычно занимало десятки часов, проявились за 15-16 минут. Как будто он смотрел фильм в ускоренном темпе.
Шион наблюдал, не шевелясь, широко раскрыв глаза и закусив губу. Он мог предугадать то, что произойдет дальше. По его лицу начали стекать капельки пота. Лишь высокая температура давала ему знать, что он еще жив.
Живые люди такие теплые. Ты был прав, Незуми. Люди теплые потому что они живы. Тогда, четыре года назад, ты знал это.
Цвет шеи Ямазе начал меняться, становясь темно-зеленым, почти черным. Шион закусил губу еще больше, так, что почувствовал вкус крови во рту. Он видел то, что раньше не видел никто, то, что никто никогда не испытывал прежде. Он наклонился вперед. Кожа в части шеи немного раздулась и шевельнулась.
Послышался гудок - Сампо посылал сигнал неопознанного объекта. Не дождавшись ответа, он продолжить выполнять свою обязанность - чистку территории. Шион проигнорировал сигнал, не обратив на робота никакого внимания. Все нервы в нем были сосредоточены на цвете кожи. Его глаза словно были приклеены к этому, он не мог отвести пристальный взгляд.
Шион закричал от ужаса. Он сжал грудь, и почувствовал, как сердце упало куда-то вниз. Он отскочил назад. Насекомое проедало себе выход из-под кожи на шее Ямазе, и извивалось, пытаясь освободиться. Оно было той же окраски, что и кожа в том месте. У него были тонкие серебристые крылья, шесть ног, антенны и подобное игле жало.
– Пчела...
Пчела только что проела себе выход из человеческого тела. Как такое...
Насекомое взлетело. Шион проследил глазами его путь, и увидел подъехавшую от Медицинского Центра к офису машину скорой помощи. Его разум застелила внезапная темнота.
От шока он упал в обморок.
Последнее, что он видел - это черное насекомое. Шион застонал, свернувшись на полу.

Он проснулся от ослепительного света, бьющего по глазам, и услышал тихий мужской голос:
– Проснулся?
Свет лился через окно, возле которого стоял человек. Из-за этого его лица не было видно. Тень заговорила снова:
– Встань. Мне нужно кое-что спросить у тебя.
Он уже слышал этот голос прежде. Шион встал и заметил, что он лежал на офисном диване. Ямазе, обернутого в белую ткань, выносили из комнаты. Казалось, что он был в обмороке всего несколько минут.
– Ямазе.
Шион назвал имя своего коллеги, и в его голове возникло улыбающееся лицо Ямазе. Картинки воспоминаний всплывали в памяти: то, как он любил кофе, и выпивал его по несколько чашек его день; его тихое поведение; его привычки ― все это взрывало мысли.

Они не были особенно близки. Для Шиона он был просто старшим коллегой. Он никогда не доверял Ямазе, они никогда не откровенничали друг с другом. Но Шиону понравился Ямазе. Тот никогда не вторгался в ничье личное пространство, но это не означало, что ему было неинтересно. Он был хорошим человеком. Но теперь его нет.
– Ямазе...
– Давай оставим эмоции на потом, ладно? – Человек говорил ленивым, ничего не выражающим голосом. Сердце Шиона неприятно вздрогнуло.
– Можешь объяснить, что произошло? – Этот голос, эти слова. Он уже слышал их прежде.
– Вы...
– Прошло довольно много времени с нашей последней встречи. Радует, что ты все еще помнишь меня.
Это был Раши, чиновник по допросам из Отдела Безопасности. У него был тот же самый нежный взгляд и неулыбчивые глаза, как и четыре года назад.
– Ты же расскажешь все, что знаешь, правда?
Шион автоматически кивнул. Он чувствовал, что его ум понемногу проясняется. Голова и тело все еще казались тяжелыми, и его собственный голос звучал как эхо.
Это плохо.
Где-то в глубинах его мыслей зазвучал предупредительный сигнал. Но он не мог привести себя в порядок, как смог вчера. Он так и не смог громко и четко ответить на все вопросы Раши.
– Пчела? – Раши приподнял бровь. Он пристально, в недоумении оглядел комнату. В ней не было никаких насекомых - ни пчел, ни каких-либо других.
– Я не куплюсь на это.
– Проверьте шею Ямазе, там должен быть шрам... – Он проглотил свои слова. Должен быть шрам. И на вчерашнем человеке тоже. Отдел исследовал неестественную смерть, нельзя было не заметить его. Они заметили, но сказали его жене, понесшей тяжелую утрату, что это был несчастный случай. Они не хотели, чтобы реальная причина смерти стала известна... вот, к чему все сводится.
Шион повернул голову, словно хотел избежать пристального взгляда Раши. Он сказал слишком много. Он обнародовал все, что знал, то, что возможно было чем-то, что Отдел намеревался скрыть от чужих ушей ― секретные данные, которые они скрывали. Если так, тогда...
– Ты специализировался на экологии, верно?
– Специализировался, но никогда ей не занимался. Теперь уже я не имею к ней никакого отношения.
– И ты также интересовался биологией насекомых?
– Экология охватывает все, что имеет отношение к природной среде. Насекомые были не единственным, чем я интересовался.
– Ах, вот как? Ты говоришь об отношениях между организмами и их средой?
– Э...
По Шиону пробежал холодный пот. На губах Раши играла тонкая улыбка, соответствующая его тону, и одновременно с этих он пристально смотрел на Шиона. Вошли два чиновника из Отдела Безопасности. Один из них что-то прошептал на ухо Раши, и он сразу же сказал:
– Я надеюсь, ты не возражаешь немного побыть в Отделе Безопасности?
– А?
– Ничего такого, мы просто хотим услышать от тебя больше. Все закончится за минуту. Обещаю, мы не займем много времени, если ты пойдешь с нами.
– Я...
Прозвучал гудок. Сампо послал сообщение об инородном объекте.
– Простите, мне нужно было управлять чистящими роботами...
– Выключи их. В любом случае, ты сегодня не сможешь закончить работу.
Шион проигнорировал его. Он свернул ошибку с экрана, и переключился на камеру. На экране появилась маленькая серая мышь, которая неслась вверх вниз по руке Сампо. Ее рот был широко открыт, она, не останавливаясь, пыталась сказать что-то. Шион поднес наушники к уху и включил звуковой датчик.
– Шион. – он услышал голос Незуми, – Уходи оттуда. Ты в опасности.
– Что?
– Уходи.
Щелчок. Он услышал звук позади себя. Шион повернулся, и увидел пару направленных на него оружий. Он не знал, какой они были модели, но знал, что это точно не электрошокеры на основе высоких технологий, нет, ничего подобного... это более старые модели, очень эффективные при убийстве. Людям, занимающимся охотой и увлечённым своим хобби, нравилось использовать такой вид оружия. Шион медленно щелкнул по кнопке динамика Сампо. Теперь Незуми уже не слышал его голоса.
– Вы собираетесь арестовать меня?
– Можно сказать и так. Неважно, как можно это назвать, ты пойдешь с нами.
– На каком основании?
– Основание? Его нет. Но если ты настаиваешь... можно твой велосипед?
– Мой велосипед?
– Ты использовал велосипед без ограничителей скорости. Это нарушение закона, и более чем достаточная причина поместить тебя под арест.
– Что... как... из-за такой смешной причины, без надлежащих процедур, вы применяете силу? Вот так вы арестовываете гражданина города? Что стало с моими правами?
– Гражданин? Права? – глумился Раши. По спине Шиона пробежал холод.
– Ты действительно думаешь, что здесь существуют такие понятия?
Он услышал, как Незуми щелкнул его языком. Тск.
– Кажется, я не успел вовремя.
Шион выдохнул и начал закрывать операционную систему. Но прежде чем она выключилась, он ясно услышал голос Незуми:
– Шион, не паникуй. Я приду и помогу тебе.


***

Он прав. Не паниковать. Успокоиться. Остаться в здравом уме. Он должен был потянуть время. Шион смягчился.
– Не применяйте силу, пожалуйста.
– Конечно же, не будем, пока ты сотрудничаешь с нами.
– По-другому, похоже, не получится, не так ли?
– И ты не станешь совершать никаких тщетных действий? Хороший парень, знает, что нужно делать. А то это доставило бы хлопот.
– Хлопот? Кому?
– Тебе.
– Я не понимаю о чем вы.
– Скоро поймешь. Ты всегда был умен и быстро понимал, что к чему, вспомни случай 4 года назад.
Шион, в окружении двух чиновников, забрался в автомобиль. Над ними сияло синее осеннее небо. Ярко светило солнце. Щебетали птицы. Дул слабый ветер. Как тихо и спокойно.
Автомобиль двинулся вперед.
– Хорошая погода сегодня, – прокомментировал Раши, не оборачиваясь, с пассажирского сиденья. Чиновник, сидящий справа от Шиона, кивнул в ответ, – В последнее время давно не было таких теплых дней.
Раши повернулся к Шиону и улыбнулся.
– А ты сам? У тебя есть машина?
– Нет. Я обычно еду на велосипеде или иду пешком.
– Это хорошо. Молодежь вроде тебя должна больше двигаться. Между прочим, этот автомобиль, на котором мы едем, оснащен батарейным питанием. Довольно удобно, не считаешь?
– Я бы смог оценить, если бы сейчас не находился в такой ситуации, – саркастически ответил Шион. Пожалуй, это лучший ответ, что он смог придумать. Раши слегка пожал плечами.
– Как я сказал, этот автомобиль работает на топливных батареях. Интересно, как? Мы не слишком разбираемся в науке, страшновато как-то.
– Я этого тоже не знаю.
– А вообще что-нибудь знаешь об этом?
– Немного... Я не так хорошо разбираюсь в науке.
Чиновники с обеих сторон отреагировали мгновенно, он снова был под прицелом. Тон Раши сменился на тон следователя.
– Тогда просто скажи нам, что ты знаешь.
– Как я уже сказал... мне известно только то, что известно всем.
– Например?
Беседа была короткой, обрезанной и лишенной легкомыслия, но Шион чувствовал тяжесть давления, оказываемого на него. Он чувствовал, что кто-то медленно душит его мягкой влажной тканью. Он чувствовал тошноту.
– Так... через электролиз, спирт разделяется на кислород и водород, и если соединить их вместе снова, энергия...
– Энергия?..
– Куда мы едем? – внезапно спросил Шион. Он поднялся, но его силой посадили обратно на место.
– Разве не в Отдел Безопасности? Это не та дорога.
Отдел был расположен возле здания Муниципалитета. От Административного офиса парка его отделял один лес, на машине проехать его - нескольких минут. Но пейзаж из окна показывал, что автомобиль направился в противоположном направлении.
– Как думаешь, куда мы едем?
– Это я у вас должен спрашивать, – раздраженно сказал Шион.
– У тебя нет права задавать вопросы.
– Что... почему...
– Разве я не сказал? Ты - главный подозреваемый по этому делу.
– По какому еще делу?
– По делу о вчерашней и сегодняшней смертях. Ты подозреваешься в убийстве.
Шион сорвал голос. В его ушах эхом отозвались только что сказанные ему слова.
– Ты - очень опасный подозреваемый. С твоими-то обширными знаниями и интеллектуальным мозгом ты вполне мог провернуть такое. Я убедился в этом после нашего разговора. И в завершение всего, ты не удовлетворён своим положением и настроен против города. Превосходящие других способности и враждебность к городу - нет ничего хуже этого. Если у человека было бы что-нибудь одно - это не вызвало бы особого беспокойства, но у тебя есть и то и другое. Опасно, слишком.
– Это ложь.
– Ложь? Я так не считаю. – Рука Раши потянулась к серебряной кнопке возле руля. Из динамиков послышались голоса Шиона и Ямазе.
"Но почему Отдел солгал? И разве не странно, что они не нашли причину смерти?"
"Странно... этот инцидент вообще полон оставшихся без ответа вопросов"
Шион закрыл глаза. Эти слова были сказаны всего несколько минут назад. Микрофон был скрыт в панели управления? Но ради чего?
"Ямазе, вы говорите, что Отдел манипулирует информацией?"
"Шион!"

Раши снова нажал на кнопку. Голоса стихли. На мгновение в автомобиле повисла холодная тишина, словно замерз сам воздух.
– Может, хочешь еще послушать?
– Пожалуйста... хватит... Я не верю.
– Не веришь?
– Я никого не убивал, – категорически сказал Шион.
– А, да, ты сказал, что убийца - это та пчела?
– Да.
– Нелепость. Рассказывай сказки кому-нибудь другому, но не нам.
– Зачем я, по-вашему, убил Ямазе?
– Это мы и собираемся выяснить. Я считаю, что ты хотел начать общественные беспорядки.
– А?
– Общественные беспорядки. Ты хотел послужить началом бунта, который встряхнул бы город до самых корней. Ты, должно быть, посчитал себя гением, способным на это? Думал, что будешь греться в лучах славы? Ты ненавидел этот город потому, что тебе не уделяли в нем должного внимания, которого ты, как сам решил, заслуживаешь, и потому чувствовал ненависть к его гражданам. Ты полагал, что заслужил большего внимания, поэтому не думал о методе убийства и этой неестественной смерти, все для того, чтобы молниеносно подчинить общество. У тебя были для этого и медицинские и биологические знания. Должно быть, для убийства ты использовал какой-то специальный химикат.
Шион вжался в автокресло. Вся энергия покинула его. Он понял, что это была ловушка, а он пошел прямо ей навстречу. Он облизал обсохшие губы.
– Вот оно что, – холодно сказал он, – Все было спланировано заранее. Эта история, наверно, даже лучше «подготовлена», чем моя.
– Посмотрим, насколько она подготовлена, как только допросим тебя, – Послышался металлический лязг. Чиновник рядом с Шионом, надел на него наручники.
– Передатчик на них сообщит нам, где ты. Когда доберемся до места, ты сможешь снять эти наручники.
Слова Раши помогли Шиону понять, куда его вели. В Западный Блок. В Исправительное Учреждение. Если его собрались допрашивать там, то, без сомнений, после его запрут там как преступника, а в обмен на снятие наручников, внедрят V-чип.
– Слишком поздно, Незуми. Мне не сбежать.
Он закрыл глаза и глубоко вздохнул.
– Спокойно, я уже здесь.
Шион застыл и закусил высохшую нижнюю губу.
Я приду помочь тебе. Голос Незуми отозвался эхом в его ушах, но его сердце оставалось спокойным. Его ноги дрожали, но не от отчаяния или страха, а от гнева, гнева на людей, которые обманули его. Голос Незуми ничуть не успокоил его. Автомобиль въехал в Потерянный Город.
– ...Мама.
– Ты волнуешься о своей матери?
– Что с ней теперь произойдет?
– Произойдет? Ничего. Она не будет лишена гражданства только потому, что ее сын преступник.
Раши что-то прошептал водителю, и автомобиль повернул направо, разворачивая перед собой знакомый пейзаж. Автомобиль тихо остановился.
– Смотри.
Раши показал на то, как Каран вручала маленькой девочке обернутый батон хлеба. Она сказала что-то и девочка кивнула. Они улыбались. Окутанные желтым светом осени, эти двое выглядели так, будто они были частью картины или сцены из драмы. Шион наклонился вперед.
– Твоя мать, похоже, очень добрая. Посмотри на нее, пока еще можешь, – автомобиль снова двинулся вперед, – Ты никогда не увидишь ее снова.
Раши рассмеялся, стоя спиной к Шиону.
– Но не стоит беспокоиться. Несомненно, сначала твоя мать будет потрясена и ей будет грустно, но потом это пройдет, такова жизнь. Ну, впрочем, это не так важно, скоро ты увидишь, что у тебя есть проблемы посерьезнее.
Слова Раши больно ударили по сердцу Шиона. Его дыхание застряло в горле. Гнев и желание сбежать начали медленно рассеиваться. Он никогда не сможет вернуться к нормальной жизни. Он отделен от нее навечно. Встреча с матерью только усилила чувство чувство отчаяния.
Они все знали. Они не остановили автомобиль около дома Шиона просто из жалости к нему. Они сделали это, чтобы окончательно добить его и сбить с толку, чтобы он потерял надежду, услышав, что ему туда уже не вернуться. Это была хитрая и жестокая уловка, сделанная для того, чтобы заставить его потерять желание сопротивляться.
– Я приду помочь тебе. Приду помочь тебе.
Шион повторил себе эти слова.
– Я приду помочь тебе. Просто короткое предложение, но голос Незуми звучал уверенно.
Он очень изменился? Шион задавался этим вопросом, пытаясь визуализировать лицо Незуми, но помнил только пару светло-серых глаз.
– Неужели я скоро увижу тебя?
– Что? – Раши обернулся, – ты улыбаешься?
– Улыбаюсь? Конечно, нет, – ответил Шион, – Я не настолько храбр, чтобы улыбнуться в такой ситуации.
– В такой ситуации, да... Ты кажешься довольно спокойными, говоря об этом. Я надеюсь, ты действительно хорошо понимаешь, в какой ситуации находишься.
– Даже слишком хорошо.
– Но, несмотря на это, ты холоден и собран.
– Это естественно для меня.
Раши молча уставился на Шиона. Автомобиль выехал из Потерянного Города и приближался к западной границе. Шион впервые был здесь, потому что простым гражданам не разрешали находиться в этой области. Шестая Зона была цитаделью ― стена, сделанная из специального сплава, окружала город и ограждала его. В большинстве частей города стена была скрыта деревьями, но в Западном Блоке она была видна. Автомобиль проехал Отдел Управления Доступом.
– Разве вы не собираетесь въехать в Западный Блок отсюда?
– Есть двое ворот. Те были для входа и выхода из города. А другие используются специально для входа в Исправительное учреждение, они ведут прямо туда. Исправительное учреждение - это особое здание, даже в Западном Блоке. Мы держим его полностью изолированным от граждан. Я угадал, ты не знал об этом.
– Нет, не знал.
– Скоро ты узнаешь даже больше.
Путь сузился. Увеличивающееся число деревьев закрывало солнечный свет.
– Как только мы проедем лес, окажемся на пустоши. Ворота будут точно такие же. Это, скорее всего, последний раз, когда ты видишь какую-либо растительность, так что советую запечатлеть ее в своей памяти.
Автомобиль остановился.
– В чем дело? – спросил Раши.
– А, это просто... – Водитель указал на что-то перед ними. Серебристая глыба преградила им дорогу. Она медленно поднимала себя.
– Сампо? – Шион сглотнул.
– Что это значит? Что здесь делает робот-уборщик?
– Возможно, заказ на уборку лесной области?
– Я ничего не слышал об этом.
Сампо своими металлическими ручками собирал упавшие листья.
– Следите за подозреваемым, – приказал Раши чиновникам и вышел из автомобиля, подходя к Сампо. Сампо мгновение колебался, но внезапно схватил Раши руками и, вцепившись в него, упал вперед.
Раши коротко вскрикнул, и вместе с Сампо покатился к деревьям.
– А!.. – Водитель в удивлении открыл дверь, чтобы наклониться вперед. В следующую же секунду в автомобиль вбежали две маленькие тени - серые мыши. За мгновение каждая из них забралась на шеи представителей Отдела.
– Не двигайтесь, – скомандовал низкий голос. Человек сел на сиденье пассажира. Его голову покрывала серая ткань и она же была обернута вокруг плеч. С нее коричневая мышь прыгнула на шею водителя.
– Внутри каждой мыши бомба. Попробуете что-либо предпринять, и ваши головы покатятся по асфальту.
Водитель в ужасе закричал.
– Снимите с него наручники и втроем выйдите из автомобиля.
Никто даже не шевельнулся.
– Быстро! – резко сказал он. – Не испытывайте мое терпение, если не хотите, чтобы я активировал бомбы.
Мыши издали металлический звук. Щелк. Щелк. Щелк. Наручники упали с запястий Шиона, а трое мужчин упали из автомобиля с окровавленными шеями.
– Незуми!
– Приветствия позже.
Незуми схватил руль. Автомобиль резко развернулся, и на максимальной скорости помчался по дороге.
– Незуми, ты действительно собираешься взорвать их?
– Идиот. Ты думаешь, что я заложил бы бомбы в своих преданных друзей? Это просто ход, чтобы напугать их.
– Те мыши были роботами? Они выглядели прямо как настоящие. И Сампо... как ты...
– Заткнись, – рыкнул на него Незуми. Он сдернул ткань с головы, и бросил ее на место сзади, – Накинь это, так, чтобы закрыть голову.
– Это суперволокно? Почему я должен одеть это?
– Потому что я собираюсь разбить ее.
– Разбить что?
– Машину.
– Что!? Зачем...
Незуми стукнул кулаком по рулю.
– Просто заткнись, ладно? Задавать кучу вопросов - это все, что ты можешь?
– Но мы можем скрыться от них только на автомобиле.
– Я так и планировал, но...
– Но что?
– Все выглядело слишком просто, – они приближались к стене, отделявшей Западный Блок от Шестой зоны. Автомобиль продолжал ехать, – а твое спасение - задача не из легких.
– Правда?
– Вы действительно идиот, если не понимаешь этого, – становится только опаснее, если все проходит слишком гладко. Именно поэтому мы сломаем его. Когда я подам сигнал, обернись в ту ткани и выпрыгни из машины. Я разобью ее.
– А как же ты?
– Я привык к таки вещам, так что можешь не волноваться.
– Я не могу просто взять и бросить тебя!
Стена становилась все ближе.
– Открывай дверь и выходи! – вопил Незуми. Шины издавали неприятный звук, поскольку автомобилю словно что-то мешало остановиться. Шиона с силой стукнуло о сиденье. Если бы не амортизирующий материал он, скорее всего, сломал бы несколько костей.
– Вот черт! – Незуми бил по двери, но она не открывалась.
– Здесь и правда автоматическая тормозная система?
– Давным-давно я отключил ее. Я повредил систему сигнализации, систему датчика столкновения, вообще все. Этим автомобилем управляют удаленно, – сердито сказал Незуми.
Машина наполнилась смехом. Это был голос Раши.
– Вы недооценили Отдел Безопасности. Автомобиль, на котором вы, ребятки, едете, фактически крейсер эскорта. Хотя вы, возможно, и не заметили. На нем так просто не поездишь. Я и не знал, что у тебя был сообщник. Я такого не ожидал. Это было так зрелищно. Почему бы нам немного не поговорить обо всем этом?
Автомобиль изменил направление и начал двигаться самостоятельно.
– Что же вы молчите? Почему бы твоему другу не ответить? Или вы оба онемели? Ах да, твой голосовой образец есть в нашей системе, а значит, ты тоже раньше был преступником.
– Ты слишком много болтаешь. Сожалею, но у меня нет времени на бессмысленные беседы со стариками, – Незуми забрался на заднее сиденье и толкнул туда же Шиона, – Залезь под ткань и сиди смирно.
– Эй! Вы что творите? – запаниковал Раши.
– Увидимся, старикашка. Попрощайся со своим "крейсером эскорта на основе высоких технологий".
– Что...
Взрыв. На них тут же обрушились последствия удара.
– Выходим! – Короткая команда донеслась до уха Шиона. Дверь открылась. По ним пронесся порыв горячего воздуха. Наружу. Я должен выбраться наружу. Шион закрыл глаза и прыгнул во внешний мир. Он упал на землю и покатился. Позади него раздался оглушительный треск - автомобиль перевернулся и взорвался.
– Хорошая работа, – Незуми присвистнул, – Ты довольно неплохо увернулся для кого-то вроде тебя. Порядок?
– Только руку поцарапал. А ты?
– Я же сказал, что привык к такому.
– Что ты сделал?
– Разрушил управляющую систему.
– Как?
– Крейсеры эскорта выглядят внушительно только снаружи, но внутри множество изъянов. Для взрыва любая маленькая бомба сгодиться, главное правильно выбрать место.
– А ты много об этом знаешь.
– Как я сказал, я привык к этому. Ладно, давай уходить отсюда. Сможешь бежать?
– Конечно.
Только они выбрались из леса, как увидели, что к ним приближаются несколько автомобилей Отдела Безопасности. Область была, вероятно, подвергнута чрезвычайной тревоге.
– Выброси свой идентификатор, – спокойно сказал Незуми, – Скорее, нельзя тратить время впустую. Эта штука опасна для нас.
Шион знал об этом. Его идентификатор хранил всю личную информацию и был сохранен в административной компьютерной системе города. Компьютер мог немедленно узнать эту информацию, или точно определить его местоположение благодаря слабым радиоволнам, которые испускала его карта. Носить с собой идентификатор - это то же самое, что махать большим флагом, сообщав всем, где он. Это опасное устройство для любого, кто был в бегах или ушел в подполье. Незуми сказал ему выбросить его. Но однажды выбросив, он никогда не вернет его снова. Этим он выбросит всю свою жизнь в Шестой Зоне. Карта была необходима для всего - для посещения магазина, оплаты счетов, входа и выхода с работы или школы, и использования общественного транспорта. Тем, кто не мог доказать их гражданство в городе, не разрешали жить там.
– Выброси, – тем же низким голосом повторил Незуми.
Если он не выбросит это, у них не будет и шанса сбежать. Но если он это сделает, то никогда не сможет вернуться. Пара серых глаз смотрела прямо на него. Они не были ни омрачены в панике, ни горели. Они были спокойны и нечитабельны. Шион выпустил из рук свое удостоверения личности. Появилась серая мышь, положила карту в рот и исчезла в лесу.
– Он избавится от него за нас. Это заставит Отдел потрудиться, прежде чем они обнаружат наше местоположение. Надолго это их не задержит, но мы выиграем немного времени. Пошли.
Автомобиль Отдела Безопасности повернул направо и исчез в лесу, в противоположном направлении, заметив радиоволны, испускаемые идентификатором.
– Нужно поторопиться. Как только Отдел переключится на спутниковую систему наблюдения, они смогут обнаружить что угодно на поверхности Земли. Мы должны уйти, пока они все еще находятся на хвосте того идентификатора.
– Куда? И как?..
– Для начала, используем это. Напротив букового дерева был припаркован грузовик Администрации парка, на которого был загружен робот-уборщик А.
– Сампо... нет, Иппо.
– Ага. Он сказал, что хочет помочь тебе, и ничего не слушал, так что я взял его с собой. Он был довольно полезен.
Грузовик пришел в движение.
– Незуми, эта область, скорее всего, теперь под тревогой. Если мы будем продолжать бродить здесь без карты, то они найдут нас.
– У нас есть карта.
– Где?
– Она у него, – Незуми указал на Иппо.
– Иппо? А, верно, – Роботов же тоже регистрируют в городе. Такие как Иппо и Сампо, которые использовались городскими организациями, были зарегистрированы согласно их использованию, а затем им внедрили чип.
– Его чип должен провести нас через инспекционную систему."
– Но ведь Иппо - просто робот-уборщик. Его действия могут вызвать подозрения.
– Мы бродим по области, где его можно использовать как угодно.
– А?
Они приближались к паре серебряных ворот. Они смогли спокойно проехать, но если бы чип посчитал их непригодными для въезда, то ворота бы закрылись, а грузовик остановился.
Грузовик ехал с той же скоростью. Сигнализационные лампы в воротах оставались неосвещенными. Шион освободил глубокий выдох. Незуми хихикнул.
– Не слишком-то расслабляйся. Это только начало.
– Жаль, я не привык к подобному.
– Очень скоро привыкнешь и тогда сможешь расслабиться и наслаждаться поездкой.
– Это не то, как я представлял что-то "приятное", – пробормотал Шион.
– О, правда? А выражение на твоем лице говорит совсем другое.
Шион снова глубоко вздохнул, и пристально посмотрел на профиль Незуми.
– Восхищаешься тем, как хорошо я выгляжу?
– Нет, я просто заметил, что ты стал выше.
– Ты тоже. Четыре года все-таки прошло, а это довольно много, не стоит удивляться небольшим переменам. Не измениться вообще было бы странно.
Четыре года - это долго. А для Шиона это время было еще и длинным и бурным. Но по сравнению с вызывающими головокружение событиями прошедших нескольких часов, он чувствовал, что то были самые мирные дни его жизни. Усталость преодолела его тело. Незуми ухмыльнулся.
– Поэтому ты заметил?
– Что?
– Я выше тебя.
– Неправда, – возразил Шион.
– Правда. Чем ты питался? Напоминаешь прут. Не знаю, как ты сможешь раздеться перед своей возлюбленной.
– Это не твое дело, – раздраженно ответил Шион, – Ты никогда не видел меня голым, так что не делай непонятно каких выводов.
– А если видел? – он заметил покалывание в плече и продолжал смеяться. За четыре года до этого Шион лечил рану на том же самом месте. Эти плечи теперь были более широкими и мускулистыми. Его некогда длинные волосы стали короче, покрывая только уши, а его линия подбородка и шея были все еще тонкими, но не настолько как раньше.
– Незуми, ты наблюдал за мной?
– О чем ты? – невинно спросил Незуми.
– Не разыгрывай из себя идиота. Ты появился тут, будто знал, что это произойдет. Что это значит? Ты наблюдал за мной?
– Не льсти себе, у меня нет времени на глупости вроде этого.
– Тогда объясни почему.
– Вот вечно ты такой, – сказал Незуми, – Ты не можете ничего сделать, если не понимаешь абсолютно всего. Ты всегда хочешь, чтобы тебе все подробнейшим образом объяснили.
– Да что ты знаешь? – сердито ответил Шион, – Не говори так, словно знаешь обо мне все. Мне нужно узнать, почему это произошло... и что случится дальше. Я не могу просто взять и шагнуть в неизвестность.
Грузовик остановился. Незуми с жестокостью схватил Шиона за воротник.
– А придется, – прошипел Незуми, – Никогда не смей при мне скулить о своей неспособности идти дальше. Те парни не считают нас за людей. Они могут избавиться от нас так же легко, как от муравьев под ногами. Запомни это.
Шион отдышался и посмотрел в лицо Незуми. Его слова стали еще одной частью паззла.
Права? Ты действительно думаешь, что здесь существуют такие понятия? Эти слова сказал чиновник исследований Отдела Безопасности, Раши, рассмеявшись ему в лицо. То, что он имел в виду, было то, что избавиться от Шиона так же легко, как наступить на муравья. Вот так просто стереть его с лица земли.
– Выходи, – Незуми открыл дверь, – отсюда пойдем пешком.
Освобожденный грузовик развернулся и медленно двинулся вперед. Он переключился на автопилот и возвращался к Административному Офису парка. На его кузове сидел Иппо, и на мгновение можно было заметить, что его голова склонена в унынии.
Они оказались внутри завода по повторной переработке мусора (РДФ). Здесь, весь мусор, собранный в городе сортировался и подготавливался к переработке, некоторый отправляли на другие заводы, а некоторый просто выбрасывали. 80% энергоснабжения Шестой Зоны берется из солнечной энергии. В Хроносе каждый дом был оборудован солнечными батареями и собственной тепловой системой. В Потерянном Городе, однако, использовали более дешевое топливо - твердое топливо размером с большой палец взрослого человека. Сгорая, оно испускало слабый запах, который распространялся по городу.
– Вот как. С чипом робота-уборщика в завод вывоза отходов пройти легче легкого. Будь это робот-смотритель или робот-питомец, то они не смогли бы пройти.
– Незуми, ты предусмотрел это, когда взял с собой Иппо и их?
– Еще вопросы? – плечи Незуми сгорбились в раздражении. Шион заметил серую мышь, сидящую на его плече.
– Если бы они были со мной, я не усмотрел бы подозрительное движение вокруг города. Инспекционная система не могла поймать меня, пока я ехал на запад в направлении завода вывоза отходов. Должен заметить, эти роботы были довольно полезны. Транспортный грузовик был не слишком быстрым, но те ребята поехали в обход мимо твоего дома, да? Это выиграло немного времени. Но...
– Но?..
– Но я хотел уйти на автомобиле Отдела Безопасности, – вздохнул Незуми. Ну, это только доказывает, что нельзя получить все, что хочешь. Смотри, теперь все станет еще жестче.
– А?
Что-то взорвалось. Шион повернулся и увидел облако белого дыма.
– Это грузовик взорвался.
– Это значит, что чип Иппо был прочитан и...
– Да. Они, должно быть, приказали ему самоликвидироваться.
– Так значит Иппо и Сампо...
Шион внезапно был схвачен за запястье.
– Они скоро узнают, что мы здесь. Нужно скорее бежать отсюда.
Его хватка была настолько сильна, что пальцы Шиона оцепенели.
– Незуми, это больно.
– Заткнись. Все для того, чтобы ты не свернул куда-нибудь не туда.
– А, я понял - ты хочешь сломать мне руку.
– Тск... Вот все вы, испорченные детишки, такие.
– Я не испорченный, – негодующе сказал Шион, – Я уже не тот, что был 4 года назад.
– Да ну? Знаешь, иногда ты действительно раздражаешь. Тебе могли в любой момент убить, понимаешь?
– Да.
– Лжешь.
– Я не лгу.
Тон Незуми стал более резким.
– Тогда, что это было за выражение лица тогда, а? Подходящее ли сейчас время для того, чтобы жалеть роботов? Ты ничего не понимаешь. Ты просто испорченный маленький мальчик, – пальцы Незуми сдавили его запястье сильнее, так, что терпеть становилось все тяжелее. Шион сжал зубы. Он не мог позволить себе хныкать даже немного, в конце концов, после того, что сказал Незуми уж точно.
Пальцы Незуми отпустили его руку.
– Если не хочешь помереть, не отставай от меня. Что бы ни случилось, не отходи ни на шаг.
Незуми перешел на бег. Завод вывоза отходов остался позади. Повсюду были камеры наблюдения, но большинство - более старые модели и, казалось, уже давно не работают так, как нужно. Шион предположил, что им, наверно, они были не нужны, потому что вряд ли кто-то захочет красть отходы с завода. Однако Незуми все равно двигался очень осторожно, пытаясь найти маршрут без камер повсюду.
Огромная воронкообразная машина громко гудела. Мусор, который не мог быть переработан или использован в качестве топлива, бросали в устройство для сжигания отходов. Сточные воды стекали с машины в колодец ниже. Там было темно, как в реке после проливного дождя. Но в этой реке не было никаких живых существ. Когда они спустились по лестнице и приблизились к воде, Шион почувствовал резкий запах. Пол под их ногами был покрыт слизью, на нем можно было в любой момент поскользнуться. Незуми остановился и что-то бросил Шиону.
– Очки?
– Да. В них встроены инфракрасные датчики, так что, ты сможешь видеть даже в такой воде.
– В такой?..
Незуми указал на сточные воды.
– Занимался когда-нибудь подводным плаванием?
– Так значит, мы ныряем туда, да...
– Именно.
– Шион глубоко вздохнул, и мерзкий запах заполнил его легкие. Без единого слова он стал надевать очки.
– Ничего себе, как быстро, – заметил Незуми, – Я думал, что ты начнешь жаловаться.
– Я не хочу умереть, – твердо сказал Шион, – И не хочу стать похожим на муравья в их руках. Я сделаю все, если это спасет меня, включая подводное плавание в сточных водах.
Незуми повернулся к Шиону и улыбнулся.
– Тогда следуй за мной.
– Конечно же.
Машина прекратила гудеть. Потолочные светильники засветились. Над ними послышался звук шагов.
– Они близко, – Незуми протянул руку к реке. Мышь понеслась вниз и прыгнула в воду, – Она будет нашим навигатором. Попытайся особо не плескаться. Входи в воду медленно.
Шион сделал так, как ему сказали. Он сделал глубокий вздох и нырнул. Перед тем, как он прыгнул, в его голове неожиданно всплыл образ матери.


---Конец 3 главы---


@темы: No.6, Переводы

URL
Комментарии
2012-09-11 в 22:11 

Ваш перевод цепляет)
Буду ждать перевода следующих глав.
Развивайтесь и совершенствуйтесь с каждой новой главой))))

URL
     

.:Kanashimi wa Aurora ni:.

главная