19:33 

[Новелла No.6] Том 1, глава 2

schneetsurara
Так значит в этом Куросаки Куросаки больше нет? ©




ГЛАВА 2
Беззвучное начало



Распознавание индекса…
Мужчина, 31 год. Служил в фирме биотехнологий. Инженер. Найден уже мертвым.
Подтверждение адреса…



Человек присел на скамью в лесопарке и вздохнул. Сколько раз он уже вздыхал за это утро, смотря на пучок салата в руке? Хрустящий картофель, обернутый в зеленые листья, первоклассного качества. Он оторвал лист и поднес его ко рту - тонкий вкус и превосходная структура. Без сомнения, это товар высшего класса, но тогда почему он не продается?
Этот человек очень долго работал в центре биотехнологий для того, чтобы произвести новый продукт – именно эти покрытые листвой овощи. Он полагал, что такие абсолютно безопасные, доступные всем группам людей, восхитительные биоовощи были решением нарастающего продовольственного кризиса и скоро станут оплотом в продовольственном сбыте. Он был в этом полностью уверен. Но уровень продаж был не так высок, как он предполагал, и человек начал терять надежду. Покупатели предпочитали его биоовощам продукты, привезенные на грузовике из Юго-Восточного Блока, а его продукцию скорее считали чем-то похожим на привычные всем салат и капусту, чем на что-то новое. Босс сказал ему, что если так продолжится, то производство придется прекратить.
Уже довольно долго он испытывал зуд в области шеи. Но человек не обратил на это внимания, так как постоянно, когда он уставал, его тело покрывалось сыпью – должно быть этим вечером опять то же самое. Он снова вздохнул.
В кармане зазвонил телефон. На экране мобильника высветилось лицо девушки.
«Поздравления от Муниципальной информационной системы. Пришло уведомление относительно Детской Экспертизы, на которой вы регистрировались. Для подтверждения, пожалуйста, наберите свой идентификтор…» Человек начал вводить число еще до того, как она закончила. Сегодня был день Экспертизы для его 2-х летней дочери. Она была прекрасной и умной девочкой, и отец, хоть и никогда не говорил этого вслух, тайно питал надежду на то, что она попадет на вершину ранга.
«Спасибо. Ваши отпечаток пальца и регистрационный номер опознаны. Мы сообщаем вам..." Высветилось имя его дочери и ряд чисел: вес, рост, состояние, здоровье, условия проживания, различные навыки. Она не была глупой, но и сверхумной тоже. Самый обычный ребенок. Мгновенье человек пристально глядел на экран, а затем положил телефон в карман. Он думал о том, как же прекрасна улыбка его дочери.
– Ну ладно, – сказал человек сам себе и усмехнулся, посмотрев на пучок салата.
Одаренная или нет, его дочь все равно его дочь, он лелеял и обожал ее. Этого было достаточно.
Он задумался. А вдруг все это время он просто был в ловушке своей идеи о чем-то совершенном? Верно, у этого продукта не было недостатков. Но, возможно, он только снаружи так прекрасен? Если бы эти одинаково замечательные пучки салата ряд за рядом лежали на полках магазинов, то потребителям казалось бы это странным. Что если совершенство отпугивало их?
Рядом делал свою работу робот-уборщик. Металлический помощник держал в руке два приспособления – ними он поднимал хлам и бросал в корзину, расположенную в середине его тела. Да. Его салат походит на этого робота. Все чисто и аккуратно, но слишком искусственно. Овощи, которые хотели потребители, более уникальные, более естественные... Салат выкатился из его руки. Человек быстро наклонился, чтобы поднять его.
– Что?..
Его пальцы напряглись. Сознание затуманилось, было трудно дышать. Робот поднял салат, и сделал паузу. Молодой мужской голос спросил:
– Можно посчитать это за хлам и выбросить?
Человек открыл рот, чтобы ответить, но был сражен приступом кашля. Что-то начало вываливаться изо рта... Зубы. Его зубы выпадали.
– Вы уверены? Хорошо, я избавлюсь от этого, – салат был брошен в пыльную корзину, и робот двинулся прочь.
– Стой… помогите…
Человек потянулся вперед и закричал от ужаса. Вся его рука покрылась пятнами, тело тяжелело. Его качнуло в сторону, и он упал на землю между скамьей и забором.

***
– Шион, посмотри.
Прошло 6 месяцев с тех пор, как Шион начал работать вместе с Ямазе в Административном Офисе парка. Вместе они контролировали трех роботов, которые патрулировали парк. Эти роботы были все еще на стадии разработки, и даже простые, убирающие мусор, могли сломаться. Было проблемой и то, что они очень плохо различали нужный и ненужный мусор. Предполагалось, что после того, как объект запишется в память компьютера, он будет опознан и система решит, что с ним дальше делать, но роботы все время ошибались и поступали с неопознанными объектами неправильно. Вот опять то же самое случилось полчаса назад – на компьютер отослали изображение с пучком салата, и робот не мог решить, что с ним делать. Он и раньше задавался вопросом «что нужно расценить как хлам?»: когда с дерева свалился цыпленок, или когда нашли шляпу с довольно экстравагантным художественным оформлением.
– В чем дело? – Он встал позади Ямазе, который сидел за панелью управления.
– Хм… Сампо странно себя ведет.
Ямазе нравилось давать их трем роботам имена. Сампо был третьим, и сегодня работал в самых глубинах парка. Как раз он поднял тот пучок салата. На экране перед ними появилось окно красного цвета, сообщающее об ошибке насчет неразличимого объекта.
– В этом проблема?
– Да. Не очень хорошо видно, но… это странно.
– Странно?
Ямазе было 24 года, больше, чем Шиону. Он был по своей природе тихим, разозлить его было крайне сложно. Спокойным сотрудник – это одна их причин, почему Шиону нравилось его рабочее место. А другая причина состояла в том, что он работал в основном с машинами, и редко разговаривал с людьми.
– Посмотри сюда, – сказал Ямазе, переключая камеру.
– Можешь показать немного ближе?
– Хорошо, – Ямазе начал стремительно переключать кнопки панели управления, и изображение стало четче.
– Что… – Шион наклонился ближе и задержал дыхание, – Ноги?
Из-за скамьи высовывалась пара одетых в брюки ног в коричневатой обуви.
– Думаешь, он спит?.. – Голос Ямазе дрожал.
– Какие-либо признаки жизни есть?
– А?..
– Настрой датчики Сампо до максимума.
Сампо был снабжен оборудованием, которое могло определять температуру, звуки, структуру. Голос Ямазе стал еще более дрожащим.
– Кислород, температура… ноль. Никаких признаков жизни.
– Я пойду, проверю, - резко сказал Шион.
– Я тоже пойду.
Они вскочили на велосипеды, крутя педали так быстро, как только можно было. Велосипеды стали популярными в последние несколько лет, и статистика показала, что они были, в среднем, у каждого жителя. Также хороший сбыт имели кроссовки. Популярные или нет, для студента вроде Шиона, было главным то, что им не нужно много топлива.
Ограничения в скорости были даже для велосипедов в парке. Шион ехал на предельной скорости знакомой ему дорогой через парк. Большинство транспорта было оборудовано специальным механизмом, делающим так, что если машина набирает слишком большую скорость, она ломается. Велосипеды не были исключением, и механизм обычно встраивался в тормозной рычаг, но велосипед Шиона был более старой моделью, и в нем такого не было. Шион должен будет заплатить штраф, если Бюро Транспортировки узнает, но прямо сейчас он был рад, что может ехать с той скоростью, которая ему нужна.
Он доехал до аллеи, закрытой деревьями. Рядом с одним из деревьев стоял Сампо. Его наклоненная голова заставляла его выглядеть так, будто он сбит с толку или думает о чем-то.
– Сампо!
В ответ на голос, глаза робота загорелись зеленым светом. Шион всматривался на место позади скамьи. Начало холодать.
Позади скамьи лежал человек, словно прятался за ней. Его рот был открыт, а широко раскрытые глаза смотрели в одну точку. Выражение его лица скорее выражало удивление, чем страх или боль. Похоже на то, что перед смертью он увидел нечто, что потрясло его. Его волосы были снежно-былого цвета, а на щеке пятна. Морщины. Он уже был в возрасте.
– А все же, довольно странная рубашка для его возраста.
Шион заметил на этом человеке светло-розовую рубашку.
– Ямазе, можете связаться с Отделом Безопасности?
–Что? А…да, конечно. Конечно же. Одну минуту…Здравствуйте, это из административного офиса парка…
Ямазе объяснял ситуацию, а Шион тем временем осторожно протянул руку, чтобы дотронуться до человека. Трупное окоченение уже распространилось по всему телу.
–Невозможно… – недоверчиво пробормотал Шион.
– Слишком быстро…
Трупное окоченение в большинстве случаев обычно наступает, по крайней мере, через 2-3 часа после смерти, и распространяется от челюсти до ног. Выходит, этот человек был мертв уже несколько часов, но 30 минут назад тела здесь еще не было. Если бы было, Сампо заметил бы. Но датчики Сампо зарегистрировали лишь присутствие живого человека, сидящего на этой скамье. Конечно, нет никаких доказательство, чтобы доказать что эти двое – один и тот же человек. Нет, это было попросту нереально. Человек не мог полностью охолодеть за 30 минут после смерти. Тогда…тот, кто сидел на этой скамье, не заметил труп?
–Невозможно.
Шион отпустил руку человека, которая была еще холоднее, чем Сампо. Это было невозможно. Даже если бы этого человека никто не заметил, Сампо бы увидел его. И действительно, Сампо отреагировал на его присутствие, и распознал как «неразличимый объект», но только несколько минут назад. Это означало, что 30 минут назад здесь еще не было трупа.
На миг Шион подумал, что тело шевельнулось. Конечно же, это было просто воображение. Но Шиона задушил крик ужаса. Челюсть человека начала разлагаться. Чувствовался слабый запах гнили. Человек лежал лицом вниз, и Шион видел как часть кожи, позади ушей, начала окрашиваться в черно-зеленый. Этого определенно не было раньше. Шион наклонился ближе.
– Идут.
Ямазе облегченно вздохнул. К ним беззвучно приближался автомобиль Отдела Безопасности.

***
– Так значит, ты видел трупное окоченение за 10 с чем-то минут? Бред какой-то, – Закончила Сафу, проглотив шоколадный пончик.
Кафе фаст-фуда, в котором они сейчас находились, располагалось в старой части города, и товары в нем были доступны всем группам людей.
– И если ты говоришь, что чувствовал гниль, тогда это означает, что разложение бактериями уже началось, да? Но это невозможно. Даже в середине лета потребовалось бы по крайней мере 30 часов, чтобы тело полностью разложилось, верно?
– Потребовалось бы 36 часов в летний период, 3-7 дней зимой, и 60 часов при той погоде, которая сейчас. Так написано в учебниках, – ответил Шион, переводя пристальный взгляд с лица Сафу на стол, и отпив глоток из чашки чая. Он чувствовал себя меланхоличным и усталым.
– Бюро безопасности усложнило тебе жизнь? – Сафу всматривалась в его лицо. Ее короткая стрижка, утонченное лицо и большие глаза придавали ей таинственное очарование. Сафу также была признана гением по результатам экспертизы, которая проводилась в 2 года. Одна из нескольких одноклассников, с которыми он учился в той же самой школе до десятилетнего возраста. И теперь, в шестнадцать лет, она была единственной, с кем Шион сохранял тесную связь. Она специализировалась на физиологии, и вскоре собиралась поехать учиться по обмену в другой город.
– В конце концов, это была неестественная смерть, они, должно быть, насторожились. Должно быть, долго тебя расспрашивали, что да как, так ведь?
Шион знал ее со школы - Сафу, была невысокой, тихой девочкой. Хотя, она и сейчас такая же. Но когда она была наедине с Шионом, Сафу часто улыбалась, и говорила уже не тем "формальным" тоном, что обычно. Шион допил свой чай и медленно покачал головой.
– Да нет, не так долго, как я думал. Допрос Отдела Безопасности был на удивление короток. Все, что они сделали, так это записали данные, которые были у Сампо, и потребовали объяснения ситуации от нас обоих. Чиновник говорил резко, когда узнал, что мой зарегистрированный адрес был расположен в районе старого города, близко к Западному Блоку, но я уже привык к такому обращению, так что неважно.
– Тогда что у тебя с лицом? Ты выглядишь обеспокоенным.
– Это все... как-то неправильно.
– Трупное окоченение и время разложения?
– Именно. Как ты и сказала, Сафу, это невозможно. Ты права. Ничто не могло бы ускорить трупное окоченение и разложение до такой степени.
– То есть ни температура, ни влажность, или какое-нибудь другое внешнее влияние, да? Ты не узнаешь наверняка, пока не проведут вскрытие. Может, была какая-либо внутренняя причина, которая ускорила разложение.
– Внутренняя причина, значит... Например?
– Например, истощение. К тому же, у людей с отравлением фосфором или у младенцев такое могло бы быть.
– Уверяю тебя, он был точно не младенцем.
Сафу негодующе фыркнула и впилась взглядом в Шиона.
– Это был просто пример. Ты всегда столь саркастичен? Ни капли не изменился. Но думаю, что мы ничего не надумаем, пока у нас нет никаких данных.
– Да... – Шион неопределенно кивнул, и подсознательно закусил нижнюю губу. Данные, учебники, руководства... бывают времена, когда все это бесполезно. То, во что он верил, то, что было абсолютным в его глазах, могло вмиг разрушиться. Он испытал это четыре года назад.
– Шион.
Сафу положила локти на стол, и скрестила руки. Опустив на них подбородок, она пристально глядела на Шиона.
– Я хочу спросить у тебя кое-что.
– Что?
– Четыре года назад...почему тогда ты не зарегистрировался в число одаренных учеников?
Казалось, будто ее глаза смотрят сквозь него. Шион отложил в сторону кусок яблочного пирога.
– Почему ты спрашиваешь?
– Потому что я хочу знать. Даже с объективной точки зрения, ты был великолепным студентом. Ты быстро понимал любую информацию и знал, как применить ее. У всех учителей были большие надежды относительно тебя.
– Ты меня переоцениваешь.
– Это правда. Числа доказывают это. Хочешь, чтобы я показала тебе твои результаты экзаменов 4 года назад?
– Сафу... – он почувствовал горечь во рту, – Какой теперь смысл спрашивать меня об этом? Четыре года назад они решили, что я не был пригоден для этого, и тогда я потерял все особые привилегии. Не то чтобы я не хотел регистрироваться, я не мог. Теперь я работаю на Администрацию парка, чтобы заплатить за свое обучение, и хожу на курсы, чтобы получить нормальное образование. Но моя посещаемость этих курсов недостаточно хороша, так что я даже не знаю, смогу ли получить высшее образование. Это - действительность. Это - правда, о которой ты говоришь, Сафу.
– А почему ты потерял свои привилегии?
– Я не хочу говорить об этом.
– Но я думала, мы не будем ничего скрывать друг от друга.
Шион покончил с пирогом, и твердо держал язык за зубами. Он не хотел говорить об этом. Или, скорее, он не мог придумать такое объяснение, которое заставит Сафу понять.
Причина была проста. Он взял VC под свою крышу на всю ночь и позволил ему сбежать. Отдел Безопасности все понял. Они считали подозрительным, что его мать, Каран, выключила сигнализацию, а Шион выключил систему обнаружения инородных объектов в своей комнате. Системы обеспечения безопасности каждого дома были связаны с компьютерной системой Отдела Центрального Управления, и могли быть легко прослежены.
Не прошло и часа после исчезновения Незуми, когда чиновники из Отдела Безопасности постучали в его дверь. Это было начало долгих, постоянных допросов.
Тогда ты знал, что он был VC?
Да.
Почему ты немедленно не вызвал полицию?
Ну...
Ответь на мой вопрос. Не нужно колебаться. Просто дай нам ясный и точный ответ.
Все потому что он был того же возраста как я, он был серьезно ранен. И мне стало его жалко...
То есть, ты пожалел VC, не связался с полицией, и вместо этого вылечил его раны и помог ему убежать.
Похоже, что именно так.
Чиновника расследований и допросов Отдела Безопасности звали Раши. Он говорил мягко в течение всей встречи, никогда не повышая голос, не используя никаких методов, чтобы заставить говорить. Когда их изнурительное двухдневное расследование было закончено, и Шиона отпустили, он даже дружественно хлопнул его по плечу и сказал: "Это было тяжело, я знаю. Спасибо". Но Раши ни разу не улыбнулся, и Шион это заметил. Даже теперь, четыре года спустя, те неулыбчивые глаза вторгались в его сны и смотрели на него пристальным, скучным взглядом. Утром, он просыпался после этого в холодном поту.
Он скрыл преступника и помог ему спастись. Шион не был приговорен за это преступление, но его действия не были оправданы, и в результате все его особые привилегии были отняты.
Когда ураган прошел, Шиона и Каран просто выбросили на улицу под ослепляющее синее небо. У них не было ни места, куда можно было пойти, ни средств, чтобы жить. Специальный учебный план для одаренных в экологии учеников стал для Шиона чем-то еще более далеким и недостижимым, чем эти облака, плавающие в небе.
Исчезли уверенность и определенность, которые были у него в руках еще вчера. Они рассеялись на ветрах, еще более хилых, чем листья, за которыми он наблюдал во время шторма. Потеря, которую он испытал впервые в жизни.
В Шестой Зоне не было никакой системы благосостояния. Было только иерархическая страховая система, основанная на уровне вклада, который те немногие, избранные граждане, должны были отдавать во благо городу. Шиона и Каран, далеких от содействия городу, рассматривали как людей, которые были не в состоянии служить Шестой Зоне. Они были в самом низшем разряде. Поэтому их не только выкинули из города, но и отобрали у них страховку и право на какую-либо помощь.
Прекрасная, дырявая утопия. Так сказал той ночью Незуми, и был прав. Шион понял значение этих слов после того, как был выброшен в никуда. Шестая Зона - это закрытое общество, и ничего более. Общество, созданное в виде пирамиды - Как только падаешь с верхних рядов, теряешь все и не можешь вернуться назад.
– Посмотри на себя, столько серьезности, – Сафу засмеялась, – Поняла. Если тебе сложно это объяснить, то я не буду спрашивать.
– Прости.
Шион наклонил голову, выражая извинение. Он был рад, что она не стала расспрашивать дальше. Все те события было достаточно легко объяснить. Он действительно хотел рассказать Сафу о тех драматических событиях, которые перевернули его жизнь вверх тормашками. Но то, что так и не нашло объяснения - это его собственные чувства. Шион даже удивился тому, что чувствовал сожаление. Он чувствовал шок из-за недолговечности его положения, и действительно не раз думал, что так и не сможет смириться со своей потерей. Но теперь, после четырех лет переживания всего этого, он думал: Что я сделал бы, если бы мог повернуть время вспять ко дню своего двенадцатого дня рождения? Я вызвал бы полицию? Не выключил бы сигнализацию? Ответ всегда был "нет".
Даже если бы у него был шанс возвратиться к той ночи, он сделал бы все то же самое. Он оставил бы злоумышленника в доме во время бури. Шион был абсолютно уверен в этом, и его уверенность рождала неловкость. Теперь ему даже больше чем прежде нравилась его жизнь. У него все еще был глубокий интерес к экологии - его современной среде обучения, но не осталось удобной жизни, тех слов похвалы и поддержки, пристальных восхищенных взглядов. И даже так, он сделал бы все то же самое. Если встреча с Незуми означала его собственное уничтожение, тогда пусть все будет так, как должно быть. У него не было никаких сожалений в том, что он сделал, но он не мог объяснить почему. С той ночи появлялись и прекращались другие ураганы. Слушая ропот листьев на ветру, Шион чувствовал не сожаление, а желание. Желание увидеть его снова.
У Шиона не было уверенности, что он смог бы объяснить это Сафу. У него не было другого выбора, кроме как молчать.
– Ну, я пойду?
Сафу встала. Кафе становилось все более переполненным, и теперь они едва могли услышать голос друг друга.
– Я провожу тебя до станции? – Предложил Шион.
– Конечно. Ты должен быть абсолютно бестактным, чтобы позволить девочке идти домой одной.
– Да ладно тебе, – ответил Шион, – я знаю насколько ты сильная, даже при том, что выглядишь низкой и тощей. И быстрая. Я всегда думал, что тебе больше бы подошло заниматься боевыми искусствами, а не физиологией.
– А знаешь, ты прав. Меня даже однажды отчитали за мою внезапную вспышку эмоций, я же обычно такая тихая. В конце концов, возможно, я не предназначена для работы в лаборатории.
Они шли бок о бок по дороге, ведущей к станции. За исключением нескольких ресторанов, ночной бизнес в городе был запрещен. С каждым часом становилось все меньше людей, идущих вверх и вниз по улицам. Шион легонько толкнул Сафу по спине. Ее последние слова казались ему несколько удручаемыми.
– Так значит, ты и правда собираешься уехать в другой город и учиться по обмену?
Сафу усмехнулась.
– Завидуешь, что ли?
– Да.
– Так открыто сказал.
– "Будь верен себе, будь добр к другим". Это мой девиз в последнее время.
– Лжец.
– А?
– Ты вообще не завидуешь.
Шион остановился. Сафу посмотрела прямо на него. Только он собрался назвать ее имя, как кто-то сзади внезапно схватил его за плечо.
– Простите.
Шион обернулся и увидел улыбающегося ему человека. Он был на голову короче Шиона и носил униформу Отдела Безопасности. Она была темно-синей сверху донизу и сделана из специального материала названного "суперволокном". Она служила чем-то вроде бронежилета, причем достаточно хорошо. В то же время, она спокойно проходить воздуху сквозь себя. Чем ближе был Западный Блок, тем больше было сотрудников правоохранительных органов именно в такой форме Отдела Безопасности. Человек убрал руку с плеча Шиона, и Шион спросил:
– Я могу вам чем-то помочь?
– А, ну... Я только хочу спросить у вас пару вопросов... сколько вам лет?
– Шестнадцать.
– Обоим?
– Да.
– Вы знаете, что до восемнадцати лет нельзя быть на улице после девяти вечера?
– Да, но еще только восемь.
– Шион, – резко прошептала Сафу. Она сказала ему не спорить. Но человек в униформе Отдела Безопасности, стоящий перед ним, возвращал в памяти глаза того чиновника, который называл себя Раши. Вместо того чтобы испугаться, Шион был вынужден принять ответные меры.
– Ваши удостоверения личности, обоих, пожалуйста.
Возможно, он заметил непослушное отношение Шиона. Человек стер с лица улыбку, и потребовал их удостоверения личности ничем не выражающим взглядом. Сафу передала ему свою серебряную карту. Шион тихо сделал то же самое.
– Ваши гражданские номера.
– SSC-000124GJ.
– Qw-55142.
Человек достал портативное устройство считывания карт и повернулся, чтобы отдать Сафу небольшой поклон.
– В такой поздний час кто-то из одаренных студентов, как вы, не должен бродить по этим областям. Я советую вам идти домой.
– Я шла по привычной для меня дороге... к станции.
– Позвольте мне проводить вас.
– Нет, спасибо. Он меня проводит. – Сафу схватила Шиона за руку.
– Да, я провожу ее, – коротко сказал Шион, – Уже не впервые. Пойдем, Сафу.
Забрав карты у чиновника, Шион схватил Сафу за руку и стремительно двинулся вперед. Когда через минуту он обернулся, человек уже исчез в шумной толпе.
– Это напугало меня. Меня никогда не останавливал так кто-либо из Отдела Безопасности.
– Это происходит все время, – ответил Шион, – Не будь у тебя удостоверения Одаренного студена, учащегося по специальному учебному плану, он стал бы нас допрашивать дольше.
– Правда?
– Правда,– мрачно сказал Шион, – Представь, что ты собираешься ехать в поезде. С таким удостоверением личности ты можешь не ехать в общих вагонах, а поехать в специальном классе. Это - правило города, в котором мы живем. Все разделено на категории, основанные на умении, богатстве и прочих факторах.
– Не говори так, – выступила Сафу, – Нельзя сортировать людей на мусор и элиту. Люди - это люди.
– Сафу, в этом городе не имеет значения, люди мы или нет. Имеет значение лишь то, насколько мы полезны городу. Вот и все.
– Шион...
– Недавно ты назвала меня лгуном. Это не так. Конечно, я завидую. У тебч есть все привилегии, тебе разрешают учиться и экспериментировать. Я завидую тебе, Сафу. Я, можно сказать, даже чувствую обиду. У тебя есть все, что нет у меня.
Шион сделал паузу и протяжно вздохнул. Он зашел слишком далеко. Это было позорно. Низко. Смущающе. Вызывало жалость. Расстроившись, он щелкнул языком.
Сафу вздохнула.
– Ты опять лжешь.
– А?
– Разве ты не расслышал? Ты. Опять. Лжешь. Если тебе нравится, могу назвать тебя "гнусным лгуном". Ты только притворяешься, что завидуешь. Или ты даже не понимаешь, что лжешь?
– Сафу, что... – Шиона охватило раздражение.
– Если бы ты действительно завидовал и чувствовал обиду, то не пошел бы поесть со мной. Но ты смеешься вместе со мной, разговариваешь...
– Эй, у меня тоже есть гордость. Я не стану же я завидовать в открытую.
– Шион, – твердо сказала Сафу, – Моя специализация - познавательные функции, мозговая деятельность и ее связь с гормонами.
– Я знаю.
– Так или иначе,– она оживленно продолжала, – скажи, скрывать свое негодование и симулировать наслаждение временем, проведенным со мной, было бы напряженно, да?
– Наверно... – Сомневаясь, ответил Шион.
– Это было бы напряженно. А когда ты чувствуешь напряжение, твои надпочечники выпускают гормоны стероида, названные кортикостероидами, которые влияют на твой мозг. И то, что приводит к мозговой деятельности, является...
– Ладно, Сафу, я понял,– прервал ее Шион, – Достаточно. Побереги свою лекцию до следующего раза, когда я смогу слушать внимательнее.
– Послушай. Ты не чувствуешь напряжения. Ты вообще не обижен на меня. Шион, что ты на самом деле хочешь сделать?
-А?
– Если ты действительно хотел продолжать свои исследования, то мог бы обидеться на меня. Но ты так не сделал. Ты сказали, что у меня есть все, чего нет у тебя, тогда что есть у тебя? Не говори, что у тебя нет ничего, – добавила она торопливо, – Люди, у которых ничего нет... не так, люди, которые думают, что у них ничего нет, не могут улыбаться или разговаривать, как ты. Чтобы так прекрасно контролировать эмоции, нужна специальная подготовка, но у тебя ее нет. Я не думаю, что ты чрезмерно эмоциональный человек, но я также не думаю, что у тебя есть способность управлять всеми своими эмоциями. Значит, единственная причина, по которой ты можешь регулярно общаться и смеяться со мной, это потому что у тебя есть определенный уровень эмоциональной секретности.
– Сафу, то, что ты говоришь - это теория. Эмоции людей намного сложнее всего этого, люди - это не крысы в лаборатории. Я не думаю, что ты можешь так легко объяснить, как эмоции влияют на действия людей. Это высокомерно - полагать, что наука может объяснить все о человеческой природе.
Сафу пожала плечами. Они приближались к станции.
– Шион, да тебе книги писать надо.
– Сафу... – устало сказал Шион.
– Тогда я скажу это в литературном контексте. Эмоциональная секретность... то есть, я говорю о надежде, или мечтах. У тебя они есть. Именно поэтому, тебе не хочется обижаться на меня. Шион, на что же ты надеешься?

***

Надежда. Он тихо повторил это слово. Слово, которое он не использовал в течение многих лет. Не сладкое, не горькое, но греющее его.
Надежда. На что я надеюсь?
Его обещанное будущее разрушилось. Все, что у него осталось - его мать, скудная заработная плата, и он сам. Какая может быть надежда? Он не был уверен. Но он был также уверен, что не потерял ее полностью.
Они пришли на станцию. Район старого города, где Шион жил, был расположен смежно с Западным Блоком и городской границей, и функционировал как своего рода буферная зона между центром города и Западным Блоком. Потерянный Город, вот как его назвали. В отличие от спокойного центра города, это было запущенное место с множеством людей. Станция, на которой они стояли, также была переполнена. В воздухе доносился слабый запах поджаренной во фритюре еды и алкоголя.
– Ну, вот и все, – Сафу остановилась. На ее плече сидело черное крылатое насекомое. Прогнав его в сторону, Шион задал беспечный вопрос:
– Будь осторожна. А, когда ты собираешься уехать из города?
– Через два дня.
– Два дня?! – воскликнул Шион, – почему ты не сказала, что так скоро?
– Потому что не хотела. Ты бросил бы меня в выпускной вечер, если бы я сказала?
Сафу вызывающе вытянула вперед подбородок.
– Шион, я хочу кое-что попросить.
– Конечно, если мне удастся успеть вовремя...
– Твою сперму.
Сказав то, что хотела, Сафу посмотрела Шиону прямо в глаза, немигающим взглядом. Шион открыл рот от удивления.
– Ты слышал меня? Я хочу твоей спермы.
– Э-э... что? Сафу... эм...
– Из всех людей ты самый подходящий донор. Твоя сперма и мое яйцо. Разве ты не думаешь, что получился бы самый прекрасный ребенок? Я хочу этого, Шион. Хочу твоей спермы.
– Нужно разрешение города на искусственное оплодотворение, – осторожно ответил Шион.
– Получить разрешение легко. Город поощряет искусственное оплодотворение между людьми, которые обладают превосходными ДНК и навыками.
Шион сглотнул и отвернулся. Крылатое насекомое, постоянно жужжа, не давало сосредоточиться. На него нахлынуло раздражение.
– Сафу, не знаю, говорил ли тебе это, но я никогда не знал своего отца. Я не знаю его индивидуальных качеств, роста, того, были ли у него какие-либо болезни.
– Я знаю. Но родители не имеют значения. 99% человеческого генома уже расшифрованы. Я могу узнать то, что нужно о твоей генетической информации.
– А потом... если ты узнаешь и найдешь в ней что-то, что тебе не понравится, что сделаешь?
– Ну...
– Сафу, что ты пытаешься сказать? Ты думаешь, что ДНК может рассказать о человеке абсолютно все? Несомненно, ты можете найти мою ДНК, проанализировать мои гены, но что это скажет тебе обо мне? Ты говоришь о детях так просто, но...
– Я знаю о тебе намного больше, чем ты думаешь!
Голос Сафу был слишком громок, люди начали оборачиваться.
– Мы были вместе с двух лет. Я знаю, какой ты человек, что тебе нравится делать... Я знаю. Я знаю, а ты не знаешь ничего.
– Что?
Сафу пробормотала что-то, но он не расслышал. Он подошел ближе, так, чтобы смог услышать.
– Я хочу заняться с тобой сексом.
Ее слова ясно зазвучали в ушах Шиона.
– Я не хочу твоей спермы. Я не хочу искусственного оплодотворения. Неважно, будут ли у нас дети или нет. Я хочу заняться с тобой сексом. Вот.
– Подожди, э-э... подожди секунду... Сафу, я...
– Прямо сейчас.
Шион вдохнул аромат жареной еды. На часах было ровно восемь.
– Не сейчас.
– Почему нет? Я не нравлюсь тебе? Или тебя не интересуют девушки?
– В обоих случаях это не так. Но... Я не хочу делать это. Не сейчас. Не с тобой.
– Значит причина во мне?
– Да. Я всегда думал о тебе, как о друге.
– Поверить не могу, – Сафу раздраженно вздохнула, – Почему ты такой ребенок? А, неважно. Я иду домой.
– Сафу, через два года...
– Хм?
– Ты уезжаешь на 2 года, да? Когда ты вернешься, тогда я спрошу тебя.
– Хочу ли я заняться сексом?
– Да.
– Какой же ты идиот.
– Будь осторожна и работай усердно.
– О, ты можешь не беспокоиться насчет упорной работы. Я буду работать усердно и... держать всех парней на расстоянии.
Она хотела было протянуть руку и попрощаться, но обернулась и вскрикнула. Маленькое серое животное пронеслось мимо ноги Сафу и неслось к Шиону.
– Мышь!
Маленькая мышь, размером с мизинец Шиона, села на его плечо.
– Удивительно, увидеть мышь в этом городе. Но это отчасти чарующе, – размышляла Сафу.
– И довольно дружелюбно.
Мышь оказалась вблизи уха Шиона.
– А ты как и был идиотом, так и остался, – прошептала она.
Он почувствовал, будто его ударило током. Он хотел было схватить мышь, но она ускользнула, слезла с него и понеслась к выходу со станции. Верно, этот район был еще более старым, но Потерянный Город был все еще в пределах города и мыши здесь были редки. Отдел Здоровья и Гигиены уничтожал всех вредителей, животных или насекомых. Люди не привыкли видеть мышь, бежавшую мимо их ног. Из толпы послышались вопли удивления и тревоги.
В самом конце, на одно мгновенье, Шион увидел пару серых глаз. Его снова ударило током.
– Незуми!
– Шион, что случилось?
– Сафу, ты же можешь отправиться домой одна, да?
– Что? Конечно. Я так и собиралась, разве нет? Что случилось? Почему ты так взволнован?
– Извини...
Теперь он не увидит Сафу целых 2 года. Он знал, что должен был попрощаться с ней уж точно не так. Совсем скоро они слились с толпой, и больше не видели друг друга. Будут ли они заниматься сексом или нет, не изменяло тот факт, что Сафу была важна для него. Он прекрасно знал, что она не заслужила такого прощания. Он знал это. Но то, о чем он думал, что он хорошо знал, сейчас было неважно. Его тело двигалось само по себе, бросая вызов его рассудку. Да, точно также как 4 года назад - даже при том, что он знал причину, всегда был правильный ответ.
Включить систему обеспечения безопасности. Сообщить Отделу Безопасности. Устранить инородное присутствие. Он бросил вызов всему этому. Также как и сейчас. Он позволил своим эмоциям управлять его действиями.
Снаружи пошел дождь. Капли воды били по лицу. В толпе людей, оживленно идущих туда-сюда, он уже не видел такого знакомого лица.
– Шион!
Каран поприветствовала сына у двери с широко раскрытыми глазами:
– Ты весь промок! Чем ты занимался?
– Шел.
– Под дождем? Откуда?
– От станции.
– И с какой стати ты смог настолько вымокнуть?
– Жарко было.
– Жарко, значит? А ты как всегда спокоен.
Сафу сказала то же самое незадолго до этого. Шион подавил смешок и начал высушивать волосы. Внезапно стало очень прохладно - дождь перерастал в ливень. Старый нагреватель шумел, сохраняя комнату в тепле. Каран зевнула, в это время она обычно уже спит. Живя в углу Потерянного Города, Каран управляла скромной пекарней всего с одной витриной. Но людей привлекал аромат недавно испеченного хлеба, который доносился отсюда каждым ранним утром, и бизнес быстро развивался. Она открывала пекарню рано, так что и спать ложилась рано. Девять часов вечера были для Каран уже как полночь.
– Я думаю об увеличении партии масла на завтра. И нужно наверно продавать больше пирогов. Как думаешь?
– Например, вишневый пирог?
– Один из них. Это лучше, чем продавать только хлеб или сдобы. Маленький подарок ко дню рождения, или чего-то вроде этого.
– Отлично звучит, – К Шиону возвращался энтузиазм.
– Ты тоже так думаешь? Вот и я думаю, что пироги оживили бы нашу витрину.
Шион кивнул, и вышел из гостиной. В этом доме у них не было роскошных спален - Каран спала в углу гостиной, а Шион в подвальном хранилище.
– Шион, – позвала его мать. Он обернулся.
– Что-то случилось?
– А?
– С тобой произошло что-то, пока ты шел? –
Каран продолжала, не ждав от Шиона ответа. – Когда ты пришел домой, то казался немного ошеломленным. Казалось, что ты даже не заметил, что промок. И... даже теперь...
– Теперь?
– Ты выглядишь рассеянным, но с другой стороны немного взволнованным... Вот с таким лицом ты вошел. Хочешь, зеркало принесу?
Шион коротко выдохнул.
– Сегодня в парке кто-то умер.
– Что? В Форест-Парке? Но в новостях ничего не говорили об этом.
В новостях ничего? Это означает, что человек умер по естественным причинам. Хотя возможно это все объясняло - обычной смерти недостаточно, чтобы говорить об этом в новостях. Шион покачал головой. Конечно, нет. Время трупного окоченения, выражение на его лице, зеленая окраска. Все слишком неправильно.

В Отделе Безопасности он сказал только то, что первым обнаружил тело. Притворился, что не заметил всего остального. Он не знал, почему, но голос в нем сказал ему разыгрывать из себя идиота и молчать. Так же, как мелкое животное могло бы почуять опасность и скрыться, его инстинкт предупредил его. Снова инстинкт. Он снова действовал по своей прихоти. Отвернулся от логики и смысла слишком легко, уступил эмоциям. Шион глубоко вздохнул. Становилось немного трудно дышать.
– Ты поэтому так взволнован?
– Ну, да. Я никогда не видел раньше труп.
Это ложь, мама. Сегодня я снова видел те глаза. Я видел Незуми. Такое чувство, будто что-то случится. Именно поэтому...
Каран улыбнулась ему нежной улыбкой и пожелала спокойной ночи. Он в ответ сделал то же самое и покинул гостиную.
Каран выглядела немного моложе, чем прежде. Казалось, что переезд из Хроноса в Потерянный Город пошел ей на пользу. Она часто улыбалась, когда говорила о том, как приятно печь хлеб, и видеть, как люди покупают его. Она говорила об этом, не только для того, чтобы сын не отчаивался. Каран действительно нравилось жить здесь. В Хроносе им дали все, но жизнь в Потерянном Городе была чем-то, что Каран создала своими собственными руками. Вот почему Шион не хотел ничего разрушить. Он не хотел искоренить всю ее жизнь, как сделал это четыре года назад. Он не хотел снова вовлекать ее в проблемы.
Шион рухнул на кровать. Когда он закрыл глаза, в его мыслях всплыли картинки волнующих воспоминаний. Зеленоватое лицо, брошенный салат, розовая рубашка, лицо Сафу, когда она сказала, что хочет заняться сексом. Мышь, которая пронеслась по нему со словами "как был идиотом, так и остался". Становилось жарко, биение ускорилось. Это не было мечтой. Равно как и не было иллюзией. Незуми действительно был там, на станции, в толпе людей. Какое эффектное появление. «Черт», - пробормотал он шепотом. «Что я ожидал от того короткого появления? Что Незуми планировал сделать?»
Шион сидел на кровати. Сафу, тело в парке и Незуми, связано ли все это? Той же самой ночью, когда он обнаружил тело, появился Незуми. Совпадение? Если это было бы связано, как...
Звонок прервал его мысли. Зазвонил мобильный телефон на его удостоверении личности. Не может быть. Он знал, что это не мог быть Незуми, но его сердце заколотилось. Дрожащими пальцами он схватил карту. На экране вспыхнуло белое окно и появилось лицо Сафу. Он нажал на кнопку "ответить".
– Шион, ты еще не спишь?
– А... нет.
Он забыл. Он должен был сам перезвонить ей, и еще раз извиниться, что он оставил ее тогда.
– Сафу, я сожалею о том, что произошло. Я...
– Тот человек был важен для тебя, да?
– А?
Сафу криво улыбнулась. Это было и безмятежно и красиво.
– Я никогда не видела тебя таким раньше. Знаешь, как ты выглядел?
– А? Что... И как же?
– Это действительно было очень интересно. Меня это даже развеселило. Во-первых, удивленным, и потом... ну... даже не знаю, как назвать это. Радостью? Нет, увлеченностью, наверно. Она стерла все остальное из твоего разума. И затем ты убежал со станции, оставив меня в одиночестве. Грустная история, да? Да.
– Мне очень жаль. Правда, очень.
– Ну, зато я увидела другую сторону тебя, никогда не замечаемую прежде. Так, Шион, кто же это, из-за кого ты ломанулся со станции, больше ничего не замечая? Она была так важна для тебя, что ты побежал за ней?
– Да.
Он даже удивился столь быстрому подтверждению.
– Эм, Сафу... не пойми меня неправильно. Это не девушка. Я не могу этого объяснить, но...
– И я первый раз вижу, чтобы ты не мог объяснить ситуацию. Ничего, если у тебя есть другая девушка. Я не против... нет, это ложь. Посмотри на меня, я просто всегда пытаюсь понять тебя в любой ситуации. Это моя дурная привычка.
– Не правда, – ответил Шион, – ты никогда не лжешь самой себе.
– Только перед тобой. Разве ты не понимаешь?
Сафу продолжала, и выражение ее лица стало серьезным.
– Сафу, ты действительно очень дорога мне. Когда мы встретимся через два года...
– Я люблю тебя, Шион. Больше чем кто-либо еще.
Линия оборвалась, не дождавшись ответа. Он слышал легкое постукивание дождя. Ему показалось, что он увидел, как что что-то переместилось в угол комнаты.
– Незуми?
Среди мешков муки и сахара, сложенных в чулане, отзывался эхом шум дождя. Шион обнял колени и тихо сидел в темноте, слушая стук дождевых капель. Дождь так и шел всю ночь.



---Конец 2 главы---

@темы: No.6, Переводы

URL
Комментарии
2012-03-14 в 20:59 

Спасибо вам огромное за перевод =)

URL
   

.:Kanashimi wa Aurora ni:.

главная